Brave new world. Volatile times

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brave new world. Volatile times » Отголоски прошлого » Ноев ковчег: каждой твари по паре


Ноев ковчег: каждой твари по паре

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Участники эпизода: Amberlynn Crawley, Salem Foster
2. Место действия: многоквартирный дом, где проживают Эмберлинн и Салем
3. Время действия: апрель 2015
4. Описание эпизода:] После нас хоть потоп.

0

2

Сложно назвать добрым то утро, когда натяжной потолок в твоей ванной стал каким-то рельефным. Из того, что увидела Эмберлинн, вывода быть могло всего два: пора выкинуть эти таблетки, или кто-то сверху её затопил, и, поскольку единственным лекарством от всех болезней у Кроули был алкоголь, очевидно, второе. Недовольно сощурившись, женщина потёрла лицо ладонями: как знать, может быть, с недосыпа приглючивает? Да непохоже, к несчастью. Она встряхнула головой, извечно вьющиеся волосы беспорядочно рассыпались по плечам, и теперь была, что кикимора. Несомненно, любая другая уже бы давно нарезала круги, паникуя, что сейчас нахрен утонет, но Эмбер случалось влипать и похлеще. И вообще она слишком устала для таких бессмысленных телодвижений, а волнение так и вовсе могло её сейчас грохнуть, начни она тут метать пальцами молнии.
С другой стороны, не помешает метнуть их в того, кто не допёр закрыть воду. Если он утопился, конечно, не выйдет, но что с того, если Кроули просто попробует? А вероятно, он вскрыл себе вены — за годы работы в убойном отделе профессиональная деформация поразила мозг Эмберлинн слишком сильно, чтобы она для начала подумала, что сосед сверху — просто придурок.
В любом случае, от визита сотрудницы Скотланд ярда он не отделается. Набросив на плечи шёлковый халат и схватив связку ключей с комода в прихожей, Эмбер почувствовала, как раздражение берёт верх над усталостью: почему даже свой выходной она должна тратить на то, чтобы якшаться с уродами? И, раз день начался с этого — можно представить себе, как он закончится. Кроули несколько раз нервно ударила по кнопке лифта, но всё, что добилась — нескольких искр. «Ещё не хватало устроить тут замыкание,» — женщина запахнула халат и перевзяла его пояском: как-то негоже в неглиже по подъезду расхаживать. И заявляться так к людям, которых не знаешь — тем более. Как так получилось, что Кроули не знакома с соседями? Очень сложно знакомиться, знаешь ли, когда приходишь домой среди ночи, да и желания, в общем-то, не было. Эмберлинн отдала бы многое-многое, чтобы просто не видеть людей, чтобы просто закрыться от них.
Может быть, навсегда — как случится. Но она каждый раз выбиралась из кокона, закрывала дверь за собой и шла в Скотланд Ярд, потому что там что-то манило её, манило так сильно, словно это зависимость. Это сложно понять, зачастую — просто нельзя, и Кроули знала, что не в праве требовать этого, и сегодня она могла провести чудный день в одиночестве, но реальность опять внесла коррективы.
Можно выругаться и выбить дверь, пожалуй, с ноги, но Эмбер, похоже, вчера слишком вымоталась. Социопатия прогрессировала вместе с усталостью, давно ставшей хронической, и как бы сильно её что-то ни злило, в полной мере она не могла это выразить.
Не исключено, что это вообще не в её характере — не в характере Эмберлинн, какой она была на самом деле, не поражённая трудоголизмом и тем, что запивала его алкоголем. Сейчас уже, правда, меньше гораздо: того и глядишь, кто увидит, что с ней уже столько времени что-то неладно. Ладно, к чему тут трагедии? У неё потолок там сейчас разорвётся, некогда тут сопли мотать на кулак.
— Салем Фостер, — позвонив в дверь, мисс Кроули успела забыть, что она не на службе. — Убойный отдел Скотланд Ярд, — и ещё о том, что работает уже в специальном отделе. — Открывайте, — и только собравшись достать удостоверение, Эмбер сунула руку в карман и ощутила прохладу шёлка домашнего халата.
Одно из двух — или она забыла одеться на службу, или к мистеру Фостеру пришла по вопросу скорее по личному: это же лично в её квартире он устроил потоп. — Да открывай ты уже, чтоб тебя, — осознав, что запуталась, Эмберлинн от раздражения несколько раз ударила по двери, теперь определённо набпоминая раздосадованную жительницу затопленной квартиры. Может быть, Салем Фостер оценит.
Или дверь откроет его жена, примет её за любовницу, закатит скандал, а Кроули за это время пройдёт в ванную и уже наконец выключит эту треклятую воду. Безусловно, если там никто не вскрыл себе вены. Хотя, разве кто-то осмелился сделать это в её выходной? Можно подумать, самоубийцы сверялись когда с её графиком. А могли, между прочим ведь, гады. — В унитазе ты там утонул, что ли, — наклонившись к почтовому ящику на двери, женщина приподняла крышку, чтобы заглянуть в квартиру. Что же, труп не валяется — и то ладно, хотя, может быть, он всё ещё в ванной.
На всякий случай, Эмбер примерилась, сможет ли вышибить дверь плечом. Не хотелось — лучше всё-таки, чтоб открыл.

Отредактировано Amberlynn Crawley (2016-09-24 18:27:09)

+3

3

Утро редко приносило с собой вдохновение. Видимо, все старания музы были направлены на его красочные, отдающие вкусом шизофрении сны. Правда сам Салем был уверен, что после выхода книги муза вместе со своим писателем ушла в радостный запой, а потом скончалась где-то на жесткой койке вытрезвителя. А он остался.
Вяло размышляя о природе, анатомии и должностных обязанностях муз, Фостер копался в шкафу в поисках приличной одежды. Мусор, перед сном перекочевавший с дивана в шкаф, теперь пришлось занять обратной миграцией.
Интересно, муза является частью писателя или частью вселенной? То есть, если она присуща мне со всеми этими генетическими заморочками…ух, ты! Пачка сигарет будет очень кстати… Так вот. В таком случае, дело труба и придется мне на пару с Облезлым Змеем побираться у китайского ресторанчика…
Большая часть вещей уже отправилась на диван (и на пол, ибо меткостью Салем не отличался), когда из шкафа показалась чудовищная фланелевая рубашка в крупную красно-черную клетку.
Облезлым Змеем он прозвал кота, жившего в подворотне у ресторана, что был в двух кварталах от его дома. Кот был страшно худой и со змеиной ловкостью просачивался меж любых ограждений. Такой образ жизни да еще и постоянные драки с конкурентами за хлебное местечко, разумеется, не прибавляли лоска его шкурке.
Пуговиц на рубашке не оказалось, поэтому пришлось смириться, влезть в джинсы и натянуть на плечи этот эталон моды для дровосеков.
За процессом варки кофе (заключался он в разведении растворимых гранул кипятком из чайника) мысли о музе вновь вернулись.
- Если предположить… - Салем осекся – так звонко раздался его голос в пустой квартире.
Разговаривать сам с собой Фостер не любил. Почему-то это всегда вызывало неприятные ассоциации с психическим нездоровьем. А с недавних пор он это занятие просто ненавидел. С тех пор, как самое себя (само себя? черт его знает!) начало ему отвечать.
Возможно, стоит взять в соседи Облезлого Змея. Интересно, животные могут исполнять роль музы? Потому что если муза – это некоторая должность, то стоит поискать кого-то на смену почившей боевой подруге.
В эти утренние размышления, где-то на середине чашки с кофе, прокралась мысль, что неплохо бы принять ванну. Не откладывая дело в долгий ящик, Фостер открыл воду и, чтобы скоротать ожидание, решил записать свои, безусловно, остроумные выкладки про муз.
Чем это кончилось, догадаться несложно. Некоторое время спустя Салем дремал, удобно устроившись на клавиатуре, вода с удовольствием покидала отведенное ей пространство и, возможно, что тоже с удовольствием, заливала нижнюю квартиру. В качестве логической кульминации сего действа дверной звонок выдернул Фостера из сна.
Проморгавшись, Салем сел на диване. Двойник привычно ухмылялся с зеркальной дверцы шкафа.
- Кажется, кто-то пришел… - пробормотал он, еще не совсем понимая, где находится и что происходит.
Вот давно надо было взять за правило: думать про себя! Потому что Сол отчего-то развеселился пуще прежнего.
Здравствуй, это я – твоя шиза.
Или муза.

- Убойный отдел Скотланд Ярд. Открывайте.
Мда. Нихрена себе муза.
Сол отчалил за край зеркала. Вот, не умеет человек поделиться хорошим настроением с окружающими. Хотя какой он человек, в сущности? Да и слава Богу, что делится не торопится.
С площадки послышались еще призывы открыть дверь, и, кажется, попытки ее снести. Новая муза оказалась настырной. Тяжело вздохнув, Салем потащился в прихожую и отворил дверь.
Пришлось несколько раз недоуменно хлопнуть глаза и потрясти головой. Из логического ряда «Муза» - «Женщина в шелковом халате» - «Убойный отдел Скотланд Ярд» требовалось вычеркнуть одно лишнее.
Логика упорно намекала, что убийства здесь со всем остальным вяжутся не то что бы очень. Поэтому, скрипя зубами, пришлось надеть шелковый халат на служительницу искусства.
- So oft have I invoked thee for my Muse,
And found such fair assistance in my verse,
As every alien pen hath got my use,
And under thee their poesy disperse.

Вернувшаяся логика покрутила пальцем у виска, и Салему пришлось срочно исправлять ситуацию.
- Чем могу быть полезен?..

*

Sonnet 78 by William Shakespeare
Я так же часто призывал тебя
Быть Музою моих стихотворений,
Как все другие, что несут, как я,
К твоим стопам плоды их вдохновений.
(в переводе Чайковского)

+3

4

Нихрена себе муза, тем временем, с другой стороны двери уже начала мёрзнуть: апрель в Лондоне, знаете ли, не июль на Шри-Ланке, вообще вот ни разу. Женщина скрестила руки на груди и поёжилась, думая о том, что если Салем Фостер ещё не был утопленником, то — сейчас станет. Имя, к слову, казалось знакомым. Да, для соседей это нормально, но Эмберлинн с роду ни с кем из них не общалась. Она давно превратила свой дом в неприступную крепость и пускала туда только избранных.
А вот по работе пересекаться могли, что в глазах мисс Кроули соседа не красило. Правда, в контексте того, что мистер Фостер прямо сейчас поганит ей потолок в ванной, это не страшно, потому что она всё равно уже зла на него.
Ремонт теперь делать — вот где она время найдёт? Можно подумать, у неё выходных по две штуки в неделю, и Кроули жаждет потратить их полностью на наблюдение за тем, как другие работают. Сама женщина, ясный перец, менять потолок будет до второго пришествия, даже если руки дойдут чуть пораньше. Так жить, впрочем, нельзя, и значит, придётся взять отгул.
Или заставить работать Салема Фостера, если он-таки там не вскрыл себе вены. Было бы весьма безответственно с его стороны.

Наконец, в коридоре послышались шаги, явно свидетельствовавшие о том, что в квартире находится не меньше одного живого человека. Может, ещё двери откроют? Ну надо же! Женщина закатила глаза, услышав, как чьи-то пальцы возятся с задвижкой. И она скорее ожидала встретиться взглядом с дулом пистолета, нацеленного ей в переносицу, чем декламирующего сонеты Салема Фостера.
Если это, конечно, вообще был сонет, а то Эмберлинн Кроули в криминальных жанрах сильна — не в литературных. Она удивлённо моргнула, озадаченно сведя брови и на мгновение даже забыв, зачем вообще сюда заявилась.
Что же, сосед её, видимо, знает, как впечатлить женщину. Или он психопат, что тоже бывает, и в практике Эмбер встречалось нередко.
Крутить у виска она не спешила, потому что хоть так её ещё не встречали, дело не в этом. Тем более, что и она в таком виде ни к кому до сих пор не ходила. - Чем могу быть полезен?.. — Да, неплохо бы вот этим вопросом задаться. В тот момент от искусства женщина была ещё дальше, чем обыкновенно, а потому — впечатлилась не очень-то. Её в принципе сложно назвать романтичной, да и какая романтика могла быть в Скотланд Ярде? Не то это место, где можно кого-нибудь впечатлить, наматывая розовые сопли на кулак.

После стольких лет работы в отделе убийств Эмберлинн без труда заключила с первого взгляда, что Салем Фостер едва ли только что занимался чем-то связанным с утоплением, вскрытием вен и прочими противоправными действиями: одежда сухая, кожа на пальцах не сморщена, ну и вообще — странный, конечно, но — не до такой степени. С другой стороны, Кроули никогда не была кем-то сродни Шерлоку Холмсу, и очень жаль, но как есть уж, и сейчас — тоже могло быть по-всякому. Женщина прищурилась, глядя прямо в глаза человеку, испортившему ей выходной. — Ох, ну даже не знаю. Как насчёт перестать заливать мою ванную? — Паниковать Эмбер давно разучилась, потому что иначе давно бы сдурела. Да, есть такие, кто и сейчас говорит, что так и есть, что лечиться пора, но — пошли к чёрту.
А ещё после стольких лет в Скотланд Ярде мисс Кроули научилась вваливаться в чужие квартиры не особенно интересуясь мнением хозяев. Разумеется, обычно ей нужен был ордер на обыск, но сейчас Эмберлинн искала не оружие, труп и наркотики, а, всего-навсего, ванную. Хотя, это и поиском не назвать, в общем-то: она прекрасно знала, куда идти.
Так и есть: вода растекалась уже и по коридору. Недолго думая, женщина открыла дверь и закрыла кран. — Очаровательно, — когда она снова вышла в коридор, несколько слетевших с пальцев искр попали в лужу, и ей повезло, что она отошла. — У вас уже здесь проводку кроет, — с невозмутимым видом добавила Эмбер, за спиной сжав руку в кулак. Ещё не хватало! Хотя, Фостеру в пору тряпки таскать, а не думать о том, что это было: с чего бы ему подумать, будто что-то нечисто. Кроули перевела взгляд на мужчину.
Он вообще собирается что-нибудь делать, или так и будет с порога стихи читать? — Когда соберётесь топиться в следующий раз, поменяйте квартиру или сделайте это в фонтане, идёт? — Рукой зачесав назад волосы, женщина уже хотела уйти, чтобы вызвать кого-нибудь, кто разберётся с её потолком, как вдруг поняла, что намочила не только край халата, но и, естественно, тапочки.
Едва не поскользнувшись, она ухватилась рукой за косяк. «Проклятье,» — отменная реакция.

0

5

Муза бесцеремонно вломилась в его квартиру, и Салем, тяжело вздохнув, заключил, что такую служительницу искусства выставить из своей жизни будет непросто. Даже если до этого все, что ты слышал об искусстве – заставка к очередной радиопередаче, отдаленно напоминающая кого-то из музыкальных классиков.
Фостер скорбно наблюдал за разлившейся по коридору водой, прикидывая, какому бы богу ему помолиться, чтобы эта проблема разрешилась сама собой.
Аиду. Это решит вообще все твои проблемы.
— Когда соберётесь топиться в следующий раз, поменяйте квартиру или сделайте это в фонтане, идёт?
- Сомневаюсь, - задумчиво протянул Салем, словно и правда обмозговывал предложенные варианты. – На Офелию я не похож, а плагиат – дело бесчестное. Разве что в Стиксе.
Вынырнув из своих размышлений обратно в реальность, Фостер заскользил взглядом по своей «гостье». Она, безусловно, была красива, но в данный момент он был занят далеко не жадным разглядыванием женских форм, которое обычно сопровождается соответствующими полными похоти мыслями. Обладая хорошей визуальной памятью, он привык «срисовывать» окружающую реальность, когда за нее цеплялся его взгляд, вплоть до мельчайших подробностей. Наверное, при таких данных он мог бы стать неплохим художником, но кто-то там наверху наделил его другим талантом. Несколько капель воды, попавших с мокрых рук на ее волосы, теперь играли блестящей поверхностью под лучами света от коридорной коптилки. Мокрый край халата прилип к телу. Да и вообще выглядела она так, словно это в ее квартире вода хлестала через край, а не наоборот.
Живое воображение Салема моментально нарисовало черные воды Стикса, бурным потоком выплескивающиеся из дверей ванной комнаты. Муза, чье одеяние он мысленно сменил на греческую тунику, стояла по колено в воде с недовольным выражением лица. Слово «убийство» больше не казалось ему лишним в ряду.
Ее почти падение заставило Салема удивленно моргнуть, стирая и Стикс, и тунику, оставив ему только недовольную… Как она сказала ее зовут? Нет, не помню.
- Одну минуту.
Фостер вытащил из-за уха карандаш, а из заднего кармана джинс – потрепанный блокнот и принялся записывать неразборчивым почерком продолжение своей утренней истории о музах, добавляя туда идею со Стиксом. Не прекращая своего занятия, он направился в гостиную, прошлепав по затопленному коридору босыми ногами и явно не испытывая в связи с этим никаких неудобств.
Вернулся он быстро. Блокнот теперь был зажат в зубах, потому что руки его были заняты пледами, одеялом и еще каким-то сваленным в кучу тряпьем. Все это богатство он, не глядя, бросил на пол, для верности встав на медленно пропитывающееся водой одеяло сверху.
- Возьмите, - сказал Салем, выплюнув наконец блокнот, и протянул ей оставшийся у него в руках плед. – Не могу помочь с обувью. Я бы предложил донести вас до ваших апартаментов, но вы так громко кричали про отдел убийств, что я, пожалуй, поостерегусь.
Пока он говорил, руки, жившие словно бы своей собственной жизнью, продолжали строчить что-то в блокноте.
- Наверное, я должен извиниться… - не слишком уверенно протянул он. – Понятия не имею, что люди обычно делают в такой ситуации.
Карандаш поставил точку, едва не порвав страницу, а Салем окинул «впитывающее» одеяло взглядом человека, начинающего сомневаться в своих поступках. К слову сказать, это была не единственная вещь, осуществление которой на практике он представлял себе весьма слабо. Например, он прекрасно знал, что еду полагается готовить на кухне, но, как человек, предпочитающий питаться пиццей и китайской едой, совершенно не знал, с чего следует начинать и что скрывает под собой страшная фраза «добавить по вкусу».

+1

6

Между прочим, служительница искусства-то как раз не собиралась задерживаться ни в квартире Салема Фостера, ни в жизни его — уж тем более. Эмберлинн, бывало, шутила, что не ходит на свидание с теми, кто не называет своего имени или хранит трупы в морозилке, а мужчина, как раз, не представился. Испорченный потолок ванной очков привлекательности, тем более, явно не добавлял ему в глазах Кроули.
– На Офелию я не похож, а плагиат – дело бесчестное. Разве что в Стиксе, — женщина закатила глаза. Правда, поспорить с ним было бы трудно: Офелия из него, право слово, не очень. — Ой, ой, — приятный собеседник из неё, впрочем, тоже сейчас бы не вышел: измотанная вчерашней беготнёй и, вдобавок, нерегламентированными водными процедурами с утра пораньше, Эмбер явно не склонна была к разговорам о мифологии. Разве что, спросила бы Салема, не макнуть ли его в этот Стикс. — Тряпки тащи давай, умник, — скрестив руки на груди, она прислонилась к стене: не хватало ещё растянуться тут в луже.
Почти наверняка из-под ногтей бы посыпались искры, и, попав в воду, убили бы Эмберлинн.
Будет неловко. И глупо — бесспорно.
- Одну минуту, — её бровь взмыла вверх. Он серьёзно? Кажется, что умри она тут в самом деле, её «замечательный» сосед вызвал бы скорую только после того, как закончил излагать всё случившееся в письменной форме. Кроули нахмурилась, оглядываясь по сторонам и прикидывая, сколько ещё воды набежит в её ванную прежде, чем этот, видимо, псих, принесёт ей хоть что-нибудь.

А потом оказалось, что лучше бы он и дальше просто стоял и записывал. У Эмбер почти глаза на лоб вылезли, когда с видом совершенно невозмутимым мужчина сначала бросил в лужу одеяло, после же — встал на него. Ай, молодец. Наверняка, узнай сейчас женщина, что труп в морозилке у мистера Фостера тоже найдётся, удивление её не постигло бы.
Ещё и блокнотом плюётся — как замечательно! Она аж дара речи лишилась.
Не иначе, на счастье соседа. Инстинктивно, скорее, взяв у него плед, мисс Кроули несколько раз моргнула, словно бы начала подозревать, что всё это — иллюзия. Правда, ноги промокли на самом деле. — Да, правильно, — согласилась она с уместностью осторожности. С другой стороны, отдел убийств — не диагноз. Хотя убивать ей порой приходилось, естественно: удовольствие то ещё, но они же все первые начали, и Эмберлинн давно научилась не особенно брать это в голову.
Тем более, что порой счёт шёл на секунды, и размышления о моральной стороне вопроса, кроме шуток, могли стоить ей жизни. Да, в Скотланд Ярде работать — опасное дело. Все говорили, неженское дело.
Ну а ей что: она всех и не слушала, что уж там.

— О, может быть, — отозвалась Эмбер таким голосом, словно её озарило. Нет, ну вообще-то от извинений его, по правде сказать, не жарко, не холодно. Промолчать, впрочем, с его стороны будет свинством — опять-таки. Может быть, Салем — латентная хрюшка? Вот наградила судьба же соседом, и куда теперь денешься, спрашивается. — В таких случаях, мистер Фостер, не строчат невесть что, — вот она-то как раз имя запомнила: и по привычке, и оттого, что торчала под дверью какое-то время. Может быть, он успел написать три абзаца о том, что услышал звонок? Наблюдая, с какой скоростью мужчина строчит, формулировки сплетая как будто из воздуха, Кроули вспомнила две вещи: Фостер — писатель или то, что неплохо было бы взять его в литературное рабство, заставив заполнить отчёты.
Похоже, что в Скотланд Ярде нынче в чести быть философом, обученным убивать. Эмберлинн подозревала, что какая-то благовидная цель была во всех этих кучах бумажек, но — за ними же спрятана.

— Для начала, дайте мне это, — отстранив мужчину рукой, едва скользнувшей по плечу, Кроули наклонилась, чтобы подобрать намокшее одеяло. — Проклятье: тяжёлое, — накинув плед на себя, женщина принялась вытаскивать пострадавший атрибут царства Морфея, уже не питая надежд, что Салем выкинет чёртов блокнот и захочет помочь ей.
Если подумать, то так — даже лучше: наворотил он сегодня достаточно.

Отредактировано Amberlynn Crawley (2016-11-13 10:39:04)

+1

7

Салем невольно залюбовался. Его всегда привлекала в других людях подобная решительность. Как иных привлекают большие бойцовские собаки – издалека. Вот, бывает сидишь на балконе в плетеном кресле, завернувшись в шотландский плед, пьешь в качестве исключения не дешевую смесь алкогольного происхождения с претензией на элитность, а настоящий добротный виски… И так приятно с сего ракурса смотреть на улицу, где, уверенно стуча каблуками, какая-нибудь бизнес-леди бежит по своим делам или дерзкий таксист вне очереди занимает парковочное место, или пожилая дамочка отгоняет своей клюкой зарвавшуюся соседскую собачонку. В общем, все это бывает безумно приятно. Особенно, когда тебе самому тепло, светло, сухо, не дует и никуда бежать не надо. К сожалению, у Салема не было ни виски, ни балкона, ни даже теплого шотландского пледа. Тяжелая жизнь у него была.
Именно поэтому наблюдение за уверенностью музы доставляло ему поистине несравненное эстетическое удовольствие. Только пледа не хватало. Зря он его женщине отдал, пусть и не шотландский, но на крайний случай можно и его использовать, а она не замерзла бы. Вон какая.
- Подождите, - запротестовал Салем, справившись наконец с экстазом наблюдателя, - давайте я сам.
Что именно «он сам» Фостер как-то подумать не успел. Однако, заразившись уверенностью своей вдохновительницы, он решительно выдернул край одеяла у нее из рук.
Куда бы его деть теперь? И балкона нет…
- Проклятье: тяжелое, - пробормотал он, не отдавая себе отчета, что повторяет только что произнесенную ею фразу, которую, конечно же, не услышал.
Сол бы с этим одеялом вмиг разделался. И почему его никогда нет, когда действительно нужно?
Решив отступить под ударами судьбы, Салем бросил одеяло обратно в лужу и вытащил из кармана телефон. В его записной книжке был один единственный номер, по которому он и звонил во всех мыслимых и немыслимых ситуациях. Наверное, случись ему получить по голове монтировкой, он бы и тогда набрал его, а не службу спасения.
- Дженна? Ты не могла бы…
Лицо Салема приняло совсем уж огорченный вид, пока он выслушивал человека на другом конце.
- Муза? – переспросил он, покосившись на Кроули. – Да, я как раз насчет этого. У меня тут небольшая неприятность. С водой. На полу. Ты не могла бы прислать кого-нибудь этим заняться? Клининг или…
На большее его фантазии не хватило, и он все так же обреченно затих. Дослушав до конца, Салем немного просветлел лицом, что-то еще невнятно пробормотал и отключился. От одеяла неприятно пахло мокрой кошкой, и Фостер поморщился. Кроме того, он теперь тоже стоял в луже с тем лишь отличием, что у него даже тапочек не было.
- Послушайте, все это, наверное, неприятно. Хотя вы такая решительная, что может быть и приятно.
Музе трагедии, например, точно было бы приятно.
- Хотя к трагедии, пожалуй, здесь отношение весьма опосредованное, - отрешенно проговорил он вслух и уже было потянулся опять за блокнотом, но остановился, словно бы вспомнив, что мысль изначально была не о том. – Предполагаю, что вы едите. Я бы хотел вас покормить. В смысле я бы хотел сводить вас в ресторан.
Салем бросил настороженный взгляд в сторону кухни, словно Кроули могла узнать, о том, что сам он в состоянии только разогреть китайскую еду, и добавить это к списку его грехов.
- В качестве извинения, - пояснил он.
Вероятно, чтобы не пропустить ответ (а то всякое бывает), он встретился с ней взглядом. Может быть, виновата слабо коптящая коридорная лампочка или его излишне живое воображение, но в глубине глаз ему почудилось мельтешение теней.
- Я знаю, кто вы, - торжествующе заключил он и тут же добавил: - Как ваше имя?

+1


Вы здесь » Brave new world. Volatile times » Отголоски прошлого » Ноев ковчег: каждой твари по паре


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC